Перевести страницу

ПУБЛИКАЦИИ

Подписаться на RSS

О художнике

    Заза Харабадзе (р. 1965, Грузия) - петербургский
художник, неоднократный участник российских и международных выставок, экспонент 27 персональных выставок, член Санкт-Петербургского Творческого Союза Художников (IFA).
    Образование получил в старейшей, художественной школе им. Г.И. Маисурадзе в городе Кутаиси. В годы обучения молодой художник увлекался  живописью французских импрессионистов.  Со временем интерес к импрессионизму, который так близок к настроению солнечной Грузии, перерос в исследование абстрактной живописи. В начале 90-х годов, переехав в Ленинград, Заза активно участвовал в творческой жизни арт-центра «Пушкинская 10», где создал свои первые абстрактные работы. С тех пор абстракция является основным направлением в искусстве Зазы, хотя в творческих поисках художник неоднократно возвращается к импрессионизму и экспрессионизму, синтезируя их с другими художественными направлениями и стилями живописи.
    Художник делится со зрителем ярким впечатлением от натуры, радостным восприятием мира. Широкими мазками и большими цветовыми пятнами рождаются на холсте атмосферные виды Петербурга, натюрморты с благоухающими цветами и сочными фруктами, морские и солнечные пейзажи, абстрактные композиции и портреты.
     В творчестве Зазы Харабадзе слились две культурные традиции, при этом, европейская взяла верх, не вытеснив окончательно национального колорита.

Искусствовед Людмила Шереметьева

Выборгские ведомости. Родные и неродные края художников

Родные и неродные края художников

Сразу две выставки открылись в минувшую пятницу в нашем городе. В центре «Эрмитаж-Выборг» - совместная экспозиция Кьеля Уоллмана и Кристины Енхельм, а в галерее ARTRAVEN на Северном Валу, 19 – вернисаж петербургского художника с грузинскими корнями Зазы Харабадзе.

Лица и абстракции северных авторов

КьельУоллман живет в Стокгольме, Кристина Енхельм - в Хельсинки. Творческую пару привез в Выборг Михаил Сиймес, входящий в союз русских художников – «Триаду». В прошлый раз он приезжал в составе «Триады», была также его персональная выставка в филиале Эрмитажа

Шведско-финской паре очень нравится Выборг и Россия вообще, о чем они рассказали в своих выступлениях.

Перед открытием экспозиции состоялся небольшой концерт – Виктора Абрамяна и его ученицы, как частичная компенсация ушедших от нас «Вечеров в Монрепо». На открытии выставки также присутствовали брат и сестра Лубянцевы – Александр и Ксения. Можно сказать, что выставка разделена на две части по гендерному признаку- абстрактные работы Кьеля Уоллмана, в которых все же проглядывало что-то человеческое, и бьющие желтым цветом на восприятие картины Крис, вполне фигуративные по исполнению.

Абстракции Кьеля выражают цветом суть того, что хочет сказать художник. Однако в смешении геометрических, цветовых фигур Кьеля всегда есть глаза, и потому волей-неволей изображение напоминает то собачью морду, то призрак, одним словом, проглядывает персонаж. А иногда возникает какой-то яркий, сказочный мир, хотя рисунка, как такового, нет. Один из критиков сказал, что картины Кьеля смотрят на нас, а не только мы на них.

В работах Кристины - именно впечатления – импрессия. Это Африка с обнаженными фигурами, детьми, не только близкими природе, но фактически сливающимися с ней. Взрослые и дети с автоматами, и просто – лица, фигуры, причудливо окруженные разными цветовыми сочетаниями. И не только Африка. Кристина рисует людей, но четкой формы и ее прорисовки нет и у нее. Тела выписаны словно одной линией, а иногда - пятном, пятнами цвета. Это то, что объединяет двух художников. Форма – не главное, главное - впечатление и экспрессия, мастерски переданные композицией и цветовой гаммой. Выставка так и называется «Впечатления и Экспрессия»

Солнечная Грузия на полотнах петербуржца

После «Эрмитажа» часть публики, включая наших и приезжих художников, плавно перекочевала в галерею ARTRAVEN. В тоже время и Заза Харабадзе вместе с куратором выставки Светланой Куропаткиной, Сергеем Киселевым и директором галереи Евгенией Сапелкиной, были на открытии в центре «Эрмитаж-Выборг».

Если говорить о творчестве Зазы Харабадзе, то любители живописи получили истинное удовольствие от его жарких пейзажей, представленных в экспозиции под названием «Родные края». И тут есть некоторое пересечение с «эрмитажной» выставкой – Солнечная Грузия не менее яркая, чем Африка финской художницы, к тому же петербургский живописец пользуется именно тем методом, который присутствует в названии первой экспозиции. Экспрессионизм в его классическом варианте, как в начале прошлого века. Так считает сам Заза Харабадзе. Горы и деревья, храмы - прекрасная страна предстает словно в осколках разных пейзажей, объединенных мозаикой композиции. Помимо многоцветных пейзажей, есть портреты и натюрморты. Прекрасны женские портреты, в том числе жены художника Людмилы.

Среди натюрмортов и портретов выделяются работы – коллажи. Краска нанесена в несколько слоев, за счет этого появляются «тени» на лице, или цветок словно выламывается из границ картины. По такому же осколочно- мозаичному принципу созданы натюрморты с фруктами и цветами, когда дольки арбуза словно отражаются в кусочках стекла, а розы становятся частью витража.

Заза Харабадзе родился в Кутаиси, живет в Петербурге, выставляется везде. Он член Санкт-Петербургского Творческого союза художников и Московского Творческого Союза художников, лауреат нескольких престижных конкурсов, его работы находятся в частных собраниях и музеях США, Индии, Европы и России.

Куратор выставки Светлана Куропаткина, открывая экспозицию, рассказала и о победе учредителей галереи, Евгении Сапелкиной и Елены Громыко, на международном конкурсе «Императорские сады», проходившем в июне в Петербурге. Их скульптура «Цветочный фонтан» заняла третье место в номинации «Малый сад». Естественно, все художники фотографировались вместе, как в « Эрмитаже», так и в галерее ARTRAVEN.

25.07.2016 Светлана Логинова Рубрика: Культура Печатный номер: №28 от 22.07.2016

http://vyborg-press.ru/articles/29941/

Заза Харабадзе: Виды Санкт-Петербурга. 2016. Музей Ф.М. Достоевсгого

Картины, представленные на персональной выставке Зазы Харабадзе «Виды Санкт-Петербурга», открывают нам город, знакомый и родной, но вместе с тем, как будто растворяющийся в каплях дождя, исчезающий в пелене тумана.

Заза Харабадзе - петербургский художник-живописец, график, неоднократный участник Российских и международных выставок, член международной Федерации художников. Его искусство яркое, теплое, живое, наполненное солнцем Грузии и колоритом юга. Но в выставочном пространстве Музея Достоевского представлена небольшая серия из 10 работ близкая литературным персонажам музея.

Серые, серебристые, желтые краски как бы погружают в атмосферу города, которую когда-то так точно уловил писатель и которую сегодня представляет художник.

Казалось бы, традиционные сюжеты, но они создают свой особенный мир, и, возможно кому-то удастся с их помощью открыть «тайну» Петербурга.

Неклес Елена, научный сотрудник музея Ф.М.Достоевского

http://www.md.spb.ru/events/list/n1052/

Заза Харабадзе: «Когда невидимый мир становится искусством» журнал «Юность», юбилейный выпуск №6 (713) 2015 г.

журнал "Юность" в формате pdf - http://unost.org/downloads/library/2015_06.pdf


Сегодняшний гость петербургского арт-пространства «Северное сияние» - художник Заза Харабадзе

Заза Иосифович Харабадзе — известный современный художник. Родился в Кутаиси 6 июля 1965 года. Окончил художественное училище в городе Кутаиси, Грузия. Живет и работает в Санкт-Петербурге. С 1998 г. — член МТСХ (Московский Творческий Союз Художников), г. Москва. С 2009 г.- член СПб ТСХ (Санкт-Петербургский Творческий Союз Художников), г. Санкт-Петербург. В 2011 г.- занял 3 место, в категории: профи, номинации; абстракция. На Российской Неделе Искусств, в г. Москва, в Центре Современного искусства М АРС. В 2012 г.- награжден бронзовой медалью СПб ТСХ в номинации живопись. В 2014 г.- занял 1 место, в категории: профи, номинации; абстракция на Санкт-Петербургской Неделе Искусств, в Выставочном Центре Союза Художников. В качестве дизайнера принимал участие в оформлении петербургского Дворца молодежи, известных городских клубов, ресторанов и кафе. Работы Зазы Харабадзе находятся в частных собраниях Музея Нортона Доджа Циммерли, штат Нью-Джерси, США и в частных коллекциях России, США, Франции, Италии, Бельгии, Голландии, ЮАР, Индии, Финляндии.

С работами Зазы Харабадзе можно познакомиться на сайте: www.artzaza.com

Для меня картины Зазы удивительны тем, что излучают какой-то внутренний свет. Они живут рядом с нами, наполняя пасмурные питерские дни жизнерадостным цветом грузинских солнечных пейзажей. Мы встретились с Зазой, чтобы поговорить о живописи, творческом поиске, юношеских надеждах, о любви и о том, для чего рождаются художники.


Какое Ваше самое яркое воспоминание юности?

Воспоминание юного художника Зазы? Если говорить о детстве, то обычно дети любят гонять в футбол во дворе. А мой интерес с самого детства казался моим друзьям очень странным, я искал репродукции современных художников, особенно французских импрессионистов и рисовал их. Я не знаю, почему именно эта живопись на меня произвела такое впечатление, хотя я интересовался разными художниками. В общем, моим любимым занятием было: собирать книги с иллюстрациями, репродукции и копировать их. Мама очень радовалась, что я чем-то занимаюсь, а не бегаю по дворам… Меня с самого детства занимали такие вопросы, которые обычно задают себе уже взрослые люди, они не соответствовали моему возрасту. Это вопросы о Боге, вере, религии. Я помню, как нарисовал несколько образов Иисуса. Когда я поступал в Кутаиси в художественное училище, мой брат где-то нашел для меня репродукцию графического портрета Иисуса работы Дюрера. Вот этот портрет я скопировал, рисовал его три дня. Меня постоянно неосознанно тянуло к творчеству. Почему? Для меня это нераскрытая до сих пор тайна, но в этом состоянии творчества я всегда чувствую себя самим собой.


Вы хотели бы что-то изменить в своей юности, может быть что-то могло сложиться по-

другому в Вашем профессиональном развитии?

Мне кажется, нет. Вообще я не сужу то, что было или то, что будет. На эти суждения у меня даже времени не остается. Я до сих пор нахожусь в развитии своего творчества, просто сейчас у меня есть более профессиональные вопросы и может быть ответы на них. Мне часто хочется изучать православные религиозные тексты и трактовать их через себя, в своих картинах. Вот на нас смотрит с картины Архангел Михаил, я закончил ее недавно. Когда у меня что-то не получается или я хочу в чем-то разобраться, что-то понять, появляются мои религиозные работы, а с ними приходят понимание и уверенность. Нет, я ничего не хочу изменить в своей юности. Как и тогда, я занимаюсь живописью и нахожу в ней радость, не внешнюю, обыденную, а глубоко внутреннюю. Если меня никто не будет беспокоить, то мне кажется, что я все время просто буду работать.


Есть что-то, чему бы Вы хотели научиться у современной молодежи?

Я бы скорее стал учиться у детей. Меня несколько раз просили обучать рисованию детей, но к сожалению, при такой высокой скорости жизни, мне показалось, что я не смогу, потому что в этом процессе нельзя торопиться. Я считаю, что детский возраст самый хороший для учебы. Юные ребята, они как огонь, часто не уравновешены, мало осознают свои поступки. Юность – это время чувства, это такой «бурный котелок», который кипит и потом в нем что-то может приготовиться. Или в нем приготовится полезная еда или что-то не то. В юности, мне кажется, определяется человеческое будущее. Но в детстве уже проявляется и укрепляется характер. Я свое детство помню больше чем юность. Юность – это, по-моему, время ошибок, время исполнения своих давних детских желаний. Может быть, я мало встречаю юных художников, но я жду, конечно, что появятся молодые ребята, по-настоящему увлеченные живописью, захотят у меня чему-то научиться и я им что-то смогу отдать, вместе с жизненным опытом.


Сейчас у Вас есть ученики?

Нет, сейчас нет. Я решил, что пока еще не готов. Может быть я настолько занят живописью, что не могу потерять время. Каждая минута, каждая секунда, каждое сказанное слово сейчас для меня имеют значение. А в юности время так не ценится. Пока от юности ничему я не научился, для себя. Но я не осуждаю юных ребят, ведь мы все, кто достиг зрелости, были когда-то такими же юными людьми. Я думаю, что талантливые ребята конечно есть и особенно в Санкт-Петербурге, не хочу при этом обидеть другие города, но именно здесь в искусстве ощущается что-то такое серьезное из глубины веков. В Москве, например, я тоже выставлял свои работы, общался с художниками, но там совершенно другой масштаб и ритм жизни, очень быстрый. В Питере я ощущаю спокойствие уравновешенность и размеренность. Для меня скорость не имеет значения в живописи, я считаю, что если я буду спешить, то нарушу что-то очень важное. В спешке и в эмоциях можно потерять сакральное.


Наверно скорость важна для финансового успеха, написал картину, продал, начал следующую…

Да, наверно. Но занимаясь творчеством, я не ставил себе в качестве первостепенной задачи коммерческий успех. Мои работы клиенты сами находят, я в этом не участвую, я только рисую и стараюсь делать это и для себя и для других. Мне кажется, что чем больше уравновешенности и духовной силы вкладывается в основу живописи, тем она ближе к вечным ценностям, модные современные вещи, сделанные быстро, они быстро и уходят.


Что Вы считаете успешностью и какого художника можно назвать современным и успешным?

Я считаю, что художник никогда не должен задавать вопрос зрителю: «Как Вам эта работа?». Если человек готов, он видит эту работу. Примерно также нужно подходить к оценке успешности самого художника. Кому-то могут не нравиться мои работы или кто-то может спросить, хочу ли я знать его мнение о той или иной моей картине. Если посмотреть глубоко в свою душу, то я отвечу, нет, я не хочу этого знать. Почему? Может показаться, что у меня такая пустая уверенность в себе. На самом деле мне просто интересны творческие поиски и сам процесс живописи, потом картины уже живут сами по себе. Я лишь нахожусь в своем спокойном состоянии и творю то, что ближе моей душе, то, что я нахожу в свое время, в свои годы, в своем жизненном опыте. Можно ли назвать это мудростью, профессионализмом, это решать зрителям. Когда люди видят мои работы, они могут им нравиться, или не нравиться, для меня это одинаково ценно. Если что-то покупают, еще лучше, потому что тогда я чувствую себя каким-то нужным человеком. (смеется. авт.) На самом деле я не оцениваю успешность художника. Хороший пример – это грузинский художник Пиросмани, который при жизни никогда не был успешным. Он был нищим, жил под лестницей, работал уборщиком, иногда зарабатывал, разрисовывая стены кафе, делая вывески, мог за копейки сделать просто любую работу. Но люди выбрали его. В то время разные академики и просто модные художники критиковали Пиросмани, говорили, что он рисовать не умеет, а сейчас вы сами можете увидеть кто такой Пиросмани и какова его успешность.


Как Вам помогает религия в творчестве?

Надо смотреть на образ, когда что-то рождается. У меня есть разная живопись: абстракция, импрессионизм, религиозные темы, все они как-то связаны между собой и это довольно широкий художественный диапазон. Мне кажется, что религия – это то, что лежит в основе творчества, это как корни для дерева и для человека. Это мое личное мнение. Для меня самое главное – это религиозные образы, которые я рисую. Их нельзя однозначно назвать ни иконами, ни картинами. Картины – это слишком легкое определение, а иконы – слишком высокое. Но исполняя эти работы, я реализую свою глубокую внутреннюю потребность. Я с удовольствием читаю религиозную литературу и не только православную, но и относящуюся ко всем известным мировым культурам, их духовному наследию, изучаю живопись, относящуюся к ним. Это дает мне основу для творчества. Религия делает меня глубже. Я могу создавать видение пейзажей или портреты людей или какую-то бесформенную абстракцию и получать законченный образ. Религиозные образы я никогда не могу закончить, они всегда продолжают меняться в моем восприятии. Они бесконечны для меня. Я могу на разных этапах, ощущая внутреннюю потребность, снова и снова обращаться к одному и тому же образу, переосмысливая его. Если я думаю о каком-то плохом человеке, настраиваюсь на него, то мне становится плохо. Если я думаю о святом человеке или о самом Боге, то мое состояние приближается к ним, насколько это возможно. В работе над религиозными образами мне как-то особенно открывается пространство, чувство меры и совершенства. В моем представлении возникает образ купола и в его сферической форме происходит все самое необычное. Религиозные образы в этой сферической форме и проявляются. Нет плоскости, их можно видеть со всех сторон, обнять и посмотреть на них. Наверно это как-то можно передать в скульптуре, но она все равно останется незаконченной или даже не начатой… Я каждый раз вижу, что еще можно подправить, но не порчу уже нарисованную картину, я просто беру новый холст и свое новое видение, новое знание и начинаю эту идею воплощать по-новому. Я до сих пор помню и никогда не забуду маленькую церковь недалеко от города Кутаиси на кладбище, где похоронены мои предки. Я бывал там в юности и видел почти стертые фрески с ликами святых. Они произвели на меня тогда такое впечатление, что под этим влиянием, в их ауре я нахожусь всю жизнь. Кстати, вот и яркое воспоминание юности, которое всплыло, сейчас, в нашем разговоре. Моей мечтой было собрать художников и восстановить роспись, но в те годы это было невозможно. Сейчас возможно, может быть когда-нибудь и получится. Религия занимает центральное место в моем творчестве. Чем больше я взрослею, тем больше внутреннее устремление ведет меня к ней.


Грузия и Россия – это две православные культуры. К сожалению, отношения между странами за эти годы претерпели большие изменения. Как это отразилось на вашем творчестве?

Православие в Грузии зародилось еще в четвертом веке н.э. а на Руси христианство появилось в десятом веке. Имея такую древнюю историю, ребята, я думаю, мы не должны ничего делить. Я когда молюсь, для меня нет отдельно России и отдельно Грузии. Если я читаю молитву по-русски, то я про себя могу добавить и просьбы о стране Грузии, если я читаю грузинскую молитву, то вспоминаю и о России, я их не делю, не говоря уже о людях других вероисповеданий, которых я не сужу, это не мое право. Это Бог имеет право нас судить по нашим делам. Я точно знаю, что в России многие люди тоже так думают. И потом, для меня главное – это творчество, я не смешиваю его с политикой. Что там в политике не поделили – это не наше дело. Все равно время все исправит и мы всегда будем друзьями. Мое мнение такое, я за это молюсь. Я перечитал много религиозных книг самых разных мировых религий, на мой взгляд, они все учат одному, я не видел ничего плохого ни в одной из религиозных книг. Я желаю всем счастья и процветания, а как известно, чего мы пожелаем другим, то и получаем сами от жизни в ответ. Бог сказал: любите друг друга и почему мы не используем эту самую большую силу – любовь, я удивляюсь. Сила – это любовь. Все. Больше этой силы ничего не бывает!


У Вас много работ в стиле абстрактной живописи, чем Вас привлекает этот жанр?

Представьте себе шкаф, в котором висят рубашки и Вам нужно выбрать что-то подходящее для сегодняшнего дня по стилю, по цвету и по форме. Вы обязательно что-то выберете для себя. Вот примерно так и было со мной, когда я в детстве листал репродукции и выбирал что-то, что мне больше нравится, больше подходит по ощущениям. Импрессионизм – это как бы продолжение классики именно в цветовом пространственном измерении в представлении художника. Эта солнечная сторона работ импрессионистов видимо совпала для меня тогда с Грузией. Я когда в художественном училище еще начинал рисовать, уже хотел выразить что-то именно в таких цветовых пятнах, а не в чисто классической форме. Нет смысла спорить с классической школой живописи, мастера которой достигли совершенства. Поэтому мне стало интересно не повторять их, а найти что-то новое. Я начал работать и исследовать стиль импрессионистов, который по ощущениям мне ближе. Я выбрал ту рубашку, которая лучше сочетается с моим состоянием в данный момент. Мы должны продолжать время, а не возвращаться или останавливаться. Хороший дизайнер всегда будет богат разнообразием стилей, потому, что вокруг он видит очень много возможностей: в творчестве, в живописи, музыке, литературе. Это настоящее богатство и хотя мы его не замечаем, оно есть. В писании сказано: видимый мир – это наш, а невидимый – это мир Господа Бога. Вот когда невидимый мир превращается в видимый, тогда он становится культурой, искусством, истинной ценностью, историей. Для этого и рождаются художники.


Беседу вел Максим Коршунов

http://unost.org/downloads/library/2015_06.pdf

Анонс. Выставка "Солнцем полна голова" 2013 (Галерея С.П.А.С.)

 

Представляем выставку живописи известного петербургского художника Зазы Харабадзе. Название выставки – «Солнцем полна голова». Так когда-то назвал свою биографию Ив Монтан, и эти же слова может повторить Харабадзе, когда-то давно приехавший в наш город из Грузии, но не утративший солнечный, теплый взгляд на жизнь, несмотря на все дожди и тучи Петербурга. Что бы ни изображал художник – крымские пейзажи, улицы Петербурга, лица друзей, цветы  – все пропитано солнечным светом, атмосферой тепла, энергией жизни. Картины Зазы, как радушные хозяева, приглашают зрителя войти в свой внутренний мир, где щедрость души художника всех согреет и всем подарит радость.

                                                                                              Галерея С.П.А.С.

Колоритные абстракции Зазы Харабадзе

 


   Абстрактное искусство бывает насыщенным и экспрессивным. Но нечасто встретишь такую свободу и лёгкость, как на картинах Зазы Харабадзе.

Беспредметная живопись даёт мне больше возможностей выразить себя.

   Мне нравится неожиданность, которая улавливается на холсте, и возможность эти вещи удерживать.

Многие художники хотят своё мастерство показать. А я ухожу от этого, стираю, чтобы выявить более важные внутренние вещи.

Картину можно продолжать без конца, пока внутренний голос не говорит, что она закончена. Мне нравится этот внутренний зов, который идёт при совпадении. А иногда ничего не надо выравнивать, добавлять. На одном дыхании: раз— и сделано.

 Поверхностное сходство мне в картине неинтересно. Портрет должен разговаривать. Должен к какому-то представлению приводить.  В картине нужна зацепка истины.  

      

 2011 г.  СПб. интернет- журнал Мой Молескин. Ксения Букша.   http://www.mymoleskine.ru/

Выставка "На Невском проспекте" 2011 (СПбТСХ)

 

    Картины, представленные на персональной выставке Зазы Харабадзе "На Невском проспекте", переходят границы реального времени, решая задачу ритмическими и цветовыми приемами, создавая монументальность плоскости. Художник работает чистым цветом, применяет тончайшие цветовые нюансы, переходы, что позволяет ему создать движение внутри картины. Он расширяет восприятие пространства за счет совокупности фрагментов, на первый взгляд совершенно несопоставимых в живописи. Абстракция Харабадзе раскрепощена, свободна, насыщена красками, светом, движением. Все это является следствием внутреннего переживания автора. Он искренен перед зрителем, позволяя увидеть тайну бытия и вечности.

 

 

 

 

2011 г. Спб. СПбТСХ  http://www.ifaspb.info/

Выставка "Неопознанный вакуум" 2006 (ЦДХ)

 

     

  Заза Харабадзе - петербургский художник-живописец, график, неоднократный участник Российских и

международных выставок, член международной Федерации художников.

Искусство Харабадзе мистично по своей природе и берет начало в высших сферах бытия и космического вакуума. Его живопись абстрактна и синтетична, она не придает большого значения несущественным подробностям и, отрицая логику, стремится скорее к интуитивному постижению целого. Она несет в себе идею отображения тонкой реальности этих сфер. Только истинный художник, не загроможденный ложными идеями, способен подняться в духе в момент творчества к высшим реалиям непознанного вакуума и, обогатившись их идеями, красками, запахами делает для нас этот вакуум познанным и осязаемым, привносит свое переживание непосредственно на холст.

 

   На полотнах автора перед зрителем возникает «нечто», которое невозможно игнорировать, но и невозможно предельно осязать ввиду призрачности образа. Это «нечто» не является следствием того, что художник сознательно и преднамеренно стремится скрыть свои тайны; скорее наоборот - он пытается заглянуть в непознанный космический вакуум и рассказать о нем своим видением на холсте. Неуловимость – вот проявление его творчества. Это является его природой, его загадкой, его жизнью. Из этих составляющих и возникает название этой выставки "Непознанный вакуум".

 

   Заза Харабадзе родился в 1965 году в г. Кутаиси (Грузия), где получил среднее художественное образование. В 1989 году молодой художник приезжает в Ленинград и принимает участие в своей первой групповой выставке на Пушкинской 10. С 1990 года – неоднократный участник Российских и международных выставок.

Работы художника известны не только в нашей стране, но и за границей: США, музей "Цимерли Арт", Нью-Джерси, коллекция Нортона Доджа, а также в частных коллекциях Бельгии, Франции, России, ЮАР, Голландии, Италии, Финляндии, Индии, Великобритании и Германи

 

2006 г. Москва. ЦДХ.   www.museum.ru/N24929